Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Осенние лестницы сонные

Последнее время лестницы во сне стали особенно капризны и по нехорошему изменчивы.
Раньше лесенки норовили вести вверх, а теперь вниз.
Ступеньки на них играют первой проступью не в вашу пользу, проступь очень велика, и приходится чуть ли не присев нащупывать носком ботфорта следующую ступень. Узость самих ступеней всё более скользка и по змеиному грациозна.
Спустившись в тупиковый катакомб (без всякой пыли и паутины, будто только что отлитый для вас) вы обязательно спиной чувствуете. За вами стоит возлюбленный вашей жены, держа наперевес кованый пролет перил, исполненный в стиле ар-нуво. Вы хмуритесь, апатия накатывает и скользит по телу, вы вглядываетесь в маску его лица и с неприятным чувством подземелья улавливаете в ней что-то очень собственное. Световой туман мерцает и гаснет где-то глубоко наверху. И, да, тяжесть плохо крашеного металла уже в ваших руках. А перед вами ломаная расслабленная фигура в плаще с капюшоном. Царственное движение её разворота до того изменчиво, что поневоле просыпаешься.
Хотя надо было досмотреть.

осенний сон

Краткость – сестра милосердия

1. Не забывайте про конкурс на самого Доброглазого Главу Государства


2. Собственно нарисовка "Краткость – сестра милосердия"
                          золотой барельеф
Один автор написал рассказ. Хороший такой рассказ, добротный.

Последнее время у автора с музой отношения были сложные, он даже несколько раз начинал думать, что муза его покидает. Но, вот оно! Написалось-таки. Автор уж и не чаял, а написалось. Он несколько раз перечитал рассказ сам, прочитал его супруге, прочитал друзьям и знакомым. Но не всем, а лишь тем из них, кому доверял читку самого свежего, самого настоящего.

Рассказ был довольно обширный и автор видел в нем несколько хороших мест и голосом слегка выделял их, когда читал кому-нибудь. Видел он в рассказе и несколько таких мест, которыми был не очень доволен. Но как-то не получалось их довести до ума на одном дыхании, да и читателю, это автор понимал отчетливо, эти места были не заметны. И было в этом свежем рассказе даже одно такое место, которое автор просто смаковал и никому о нем не говорил, считая его шедевральным. Он надеялся, что кто-нибудь из вдумчивых интеллигентных критиков заметит это место в рассказе и привлечет к нему внимание неглупой общественности.

Collapse )